musa_rvs (musa_rvs) wrote,
musa_rvs
musa_rvs

Церковь и вековые мифы 2




Продолжение, начало здесь

    Интерпретация событий 1917 года, озвученные в программе «Церковь и мир» от 18 февраля 2017 года, митрополитом Волоколамским Иларионом, на мой взгляд не бесспорна и лишена целого ряда важных подробностей. Важных, для понимания истории страны.

    Итак, слово митрополиту: «Но, с другой стороны, в административной структуре Церкви были серьезные изъяны, ибо, начиная с Петра I, Церковь была лишена Патриаршества, то есть, по сути, утратила свою независимости и превратилась в часть государственного аппарата. Государь император управлял Церковью через Святейший Синод и Церковь была лишена возможности принимать самостоятельные решения.
Когда пала царская власть, Церковь оказалась в вакууме. И было принято единственно правильное в тех условиях решение о восстановлении Патриаршества, которое произошло в то время, когда большевики захватывали власть в стране. Оно и дало Церкви новый импульс для продолжения своего исторического бытия, необходимого для того, чтобы пережить гонения».



    По словам Илариона «царская власть» взяла и пала и конечно Церкви надо было выходить из вакуума. Очень поверхностная картина, однобокая. Вот как описывает переломный для России момент С.Е. Кургинян в статье «Медведев и развитие»:

Мы что, совсем не знаем истории? Не знаем о призывах товарища обер-прокурора Н.Д.Жевахова к Синоду? Не знаем о телеграммах некоторых (только некоторых) отделений Союза русского народа, адресованных Синоду? И Жевахов, и эти самые немногочисленные отделения умоляли Синод найти слова для народа и этим поддержать рушащуюся монархию. Как же, поддержали!
Уже 2 марта члены Синода признали необходимым немедленно войти в сношения с Исполнительным комитетом Государственной Думы. 4 марта на заседании Синода архиереи не скрывали радости по поводу наступления новой эры в жизни Православной Церкви. В этот же день из зала заседаний Синода было вынесено царское кресло – как символизирующее порабощение Церкви государством. За редким исключением архиереи воспользовались определением Св. Синода от 7 марта и вычеркнули имя Помазанника Божия из богослужебных книг. В соответствии с определением, вместо монарха стали поминать "благоверное Временное правительство".
7 марта всем епархиям был разослан текст присяги новой власти (само наличие этой присяги кощунственно по монархическим критериям). И, наконец, в знаменитейшем (и позорнейшем, с позиций белой монархической нормативности) Обращении Св. Синода от 9 марта говорится: «Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни... доверьтесь Временному правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы. Святейший синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного российского правительства».
Послание подписали ВСЕ члены Синода, включая митрополита Киевского Владимира и митрополита Московского Макария, которые считались крайними монархистами.
Такой призыв церкви парализовал монархическое движение абсолютно. Понимаете? Абсолютно! ВСЕ пребывали в шоке. Шок еще усилился к 12 июля 1917 года, когда Синод обратился с посланием к гражданам России, «сбросившей с себя сковывавшие ее политические цепи».




    Из воспоминаний князя Н.Д. Жевахова

Памятное заседание Св. Синода, 26 февраля 1917 года
Перед началом заседания, указав Синоду на происходящее, я предложил его первенствующему члену, митрополиту Киевскому Владимиру, выпустить воззвание к населению, с тем, чтобы таковое было не только прочитано в церквах, но и расклеено на улицах. Намечая содержание воззвания и подчеркивая, что оно должно избегать общих мест, а касаться конкретных событий момента и являться грозным предупреждением Церкви, влекущим, в случае ослушания, церковную кару, я добавил, что Церковь не должна стоять в стороне от разыгрывающихся событий и что ее вразумляющий голос всегда уместен, а в данном случае даже необходим. «Это всегда так, – ответил митрополит. – Когда мы не нужны, тогда нас не замечают: а в момент опасности к нам первым обращаются за помощью». Я знал, что митрополит Владимир был обижен своим переводом из Петербурга в Киев; однако такое сведение личных счетов в этот момент опасности, угрожавшей, быть может, всей России, показалось мне чудовищным. Я продолжал настаивать на своем предложении, но мои попытки успеха не имели, и предложение было отвергнуто.



    Теперь картина февральских событий выглядит более объемно. Не «вмешиваясь» в события, Церковь приветствовала свержение Монархии и как следствие, восстановление собственной независимости. Теперь Церковь становится самостоятельной, влиятельнейшей силой в России. Если по словам митрополита, при переписи населения в 1937 году 56% людей указали себя верующими православными христианами, то в 1917 году православных христиан было несравнимо больше. При этом, монархическая часть православных пребывала в шоке от решений Синода, то есть полностью дезориентирована и дезорганизована.
    Упомянутые митрополитом слова историка В.О. Ключевского: «История — это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков» очень примечательны, на мой взгляд. Не думаю, что сам митрополит Иларион не знает этих уроков истории. Но мирянам преподносится выхолощенная, «удобная» версия событий вековой давности. Тут уместно напомнить и про «надзирательницу Историю» с ее суровым наказанием.

P.S. Отмена Патриаршества произошла в 1721 году, по указанию Петра I. Патриарх заменен коллегией духовных лиц в епископском и пресвитерском сане, получившей вскоре именование Святейшего Синода.


Tags: Иларион, РПЦ, война с историей, историческое достоинство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment